Новости Красного Села Санкт-Петербург, Форум, Телефонный Справочник, Доска объявлений, Фотографии Красного Села

Красное Село KRASNOSEL.INFO информационно-развлекательный портал Красного Села Новости Красного Села, Телефонный Справочник, Доска объявлений КРАСНОЕ СЕЛО
Меню сайта
Реклама
Новые фотографии
Категории раздела
История Красного Села [39]
Храмы Красного Села [13]
Статьи пользователей [0]
Красное Село сегодня [3]
Реклама
Главная » Статьи » История Красного Села [ Добавить статью ]

Ю. Н. Петров "Дудергоф. Самое древнее поселение на самой высокой точке территории Петербурга и окрестностей"
На самой южной границе со­временного Санкт-Петербурга в составе муниципального образова­ния «Город Красное Село» у под­ножия Дудергофской возвышен­ности находится поселок Можай­ский бывший Дудергоф. Первое официальное документальное упо­минание Дудоровского погоста Водской пятины Новгородского княжества, центром которого было селение Дудора, относится к 1500 году [1]. Однако этот факт вовсе не означает, что возраст Дудергофа составляет «всего» 503 года, про­сто в российских архивах за более ранний период такого рода доку­менты отсутствуют. Корни возник­новения Дудергофа восходят к древним временам и связаны прежде всего с географическим положением и особенностями дан­ной местности. На основании ряда публикаций [2] их можно предста­вить так.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДУДЕРГОФСКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ

10-15 тысяч лет назад в райо­не современных южного Приневья и Приладожья закончил свое су­ществование (растаял) пришед­ший со Скандинавских гор ледник. По пути его движения образова­лись гряды холмов (озы) из оса­дочных пород, в том числе Красносельско-Дудергофская и Пулковско-Пушкинская-Кирхгофская. Один из отрогов (языков) ос­тановился и растаял, упершись в складку земной коры, образовав­шую Дудергофскую возвышен­ность, другой Кирхгофскую. 
Уровень Балтийского моря превышал современный, и совре­менное Ладожское озеро было од­ ним из его заливов. Затем Ладож­ское озеро отделилось от Балтий­ского моря, стало бессточным во­доемом, заполненным талой ледни­ковой водой. Постепенно Ладожс­кое озеро своим южным берегом приблизилось к бассейну реки Мги, которая была его притоком. А Балтийское море подходило к бассейну реки Тосны, которая впа­дала непосредственно в него. Меж­ду Мгой и Тосной, Ладожским озе­ром и Балтийским морем был во­дораздел. 
3-4 тысячи лет назад Ладож­ское озеро широким, в десятки ки­лометров проливом преодолело водораздел и хлынуло в Балтийс­кое море. Так образовался Ладожско-Балтийский пролив, затопив­ший почти всю территорию юж­ного Приневья, южного Приладожья и южного берега Финского залива. 
2-3 тысячи лет назад ладожс­кая вода пробила узкую, но глубо­кую протоку в районе Ивановских порогов. Вода устремилась в эту протоку, и размеры Ладожско-Балтийского пролива стали умень­шаться, пока он не превратился в современную реку Неву, а дно быв­шего пролива стало сушей. 
В период существования Ладожско-Балтийского пролива на его акватории находились в виде островов перечисленные выше гря­ды возвышенностей. Самыми вы­сокими из них были Дудергофская (176 м) и Кирхгофская (170 м), поэтому они в виде остро­вов в Ладожско-Балтийском про­ливе существовали всегда. А Пулковско-Пушкинская возвышен­ность (75-82 м) стала островом позднее. Дудергофская возвышен­ность является самой высокой точ­кой Петербурга и окрестностей в радиусе десятков километров.

СЕЛЕНИЕ ДУДОРА

Существует распространенное мнение, что на территории Водской пятины, соответствующей со­временной Ленинградской облас­ти, в древние времена жили при­шедшие около 2 тысяч лет назад с Алтая и Приуралья угро-финские племена водь и ижора, вепсы и чудь. Постепенно они мирно сли­лись путем взаимной ассимиляции с племенами ильменских словен и руссов, ставших преобладающей частью населения этих мест. Бук­вально со всех сторон пришли сюда и множество других народностей, в том числе из Пскова, с Днепра, с Волги, из Прибалтики, Скандина­вии, Западной Европы, с Севера и Востока. 
Как уже было сказано, до IХ-Х веков Приладожская низ­менность, соответствующая грани­цам Ижорской земли, была занята широким Ладожско-Балтийским проливом. Поэтому никакие пле­мена до этого периода проживать там не могли. 
Однако Дудергофская (Дудоровская) возвышенность в виде острова Ладожско-Балтийского пролива существовала до заселе­ния прилегающей местности. Этот остров занимал практически цент­ральное положение в данном про­ливе на путях интенсивного дви­жения между Западом и Востоком, Югом и Севером. Поэтому он был хорошо известен многим путеше­ственникам, мореплавателям и купцам, служил им опорным пун­ктом и навигационным ориенти­ром, но мог быть и пунктом дисло­кации разбойников, захватчиков, пунктом защиты от них и несения сторожевой службы. Конечно, дер­жать такой объект под своим кон­тролем было очень выгодно, поэто­му на острове мог содержаться сто­рожевой пост владеющего остро­вом государства (княжества, вот­чины и т.п.). Наиболее вероятно, что остров принадлежал Новго­родскому княжеству или его пред­шественникам ильменским словенам, руссам с южного берега Ильменя, из Пскова или Киевской Руси. Именно оттуда и были на­правлены на остров или назначены из его аборигенов люди, выполняв­шие погранично-сторожевые, на­вигационные и иные функции. По мере постепенного уменьшения площади Ладожско-Балтийского пролива вокруг него появлялось все больше участков суши, пока остров не превратился в наиболее высокую на многие километры точ­ку окружающей местности (около 1Х-Х веков). 
Поселиться на острове могли любые из проплывавших мимо него мореплавателей. По нашему мне­нию, одними из первых поселенцев острова могли стать славяне, словены или угро-финны, выполняв­шие по поручению Новгорода пе­речисленные выше функции, преж­де всего навигационные. Наиболее доступными способами осуществ­ления их могли стать звуковые (удары в какой-либо предмет ана­логично колоколу или барабану, ге­нерация звуков другими способа­ми гудками, трубами, свистками, звукоимитацией и т.д.) и визуаль­ные (разжигание сигнальных кост­ров, выставление знаков оповеще­ния и т.п.) сигналы. Документаль­ных подтверждений этой версии нам пока обнаружить не удалось. Но зато мы собрали исторические свидетельства того периода, когда упомянутый остров еще выполнял такого рода функции. 
Это свидетельство содержится в книге А. Васильева (1858) [3]. Автор пишет: «Я видел список с древней рукописи, в ней сказано, что послан­ные из древнего Новгорода дошли "до чудских селений Пулкъ и Дудора, где сеша въ ладш и поплывоша"». Анализируя это краткое, но очень информативное сообщение, можно отметить следующее. 
Из того, что новгородцы по­плыли из селений Пулк и Дудора, следует, что эти селения находи­лись в Ладожско-Балтийском про­ливе. Судя по тому, что к селени­ям Пулк и Дудора пришли, Ладожско-Балтийский пролив к тому времени заканчивал свое суще­ствование и эти селения на Пулковско-Кирхгофской гряде и Дудергофской возвышенности стали уже не островами, а полуострова­ми. Упоминание посланных из Новгорода свидетельствует, что описанные события происходили скорее всего в IX веке, когда сфор­мировался Новгород (882). Как следует из текста, в селениях Пулк и Дудора для перевозки посланных из Новгорода были не псковские 
струги, не шведские шнеки, не вол­жские челны, а именно ладьи. Упо­минание о ладьях специфичес­ких довольно крупных новгородс­ких судах говорит о том, что на­званные селения находились в под­данстве у новгородцев, которые содержали там ладьи и людей для транзитных сообщений. Вероятно, в селениях Пулк и Дудора был це­лый парк ладей с командами для перевозки посланцев и купцов, то есть это были морские порты ана­логично сухопутным почтовым станциям с перекладными лошадь­ми или постоялым дворам. А в них должны были быть стража, тамож­ня, судоремонт, интендантство, на­вигационное хозяйство и другая инфраструктура, администрация. Различие же между селениями Пулк и Дудора, из-за которого именно Дудорово стало центром Дудоровского погоста, состояло в том, что Дудоровская возвышен­ность была на 100 метров выше Пулковской, а в те времена это имело очень большое значение. К тому, что селения Пулк и Дудора названы «чудскими», следует от­носиться с пониманием того, что в древние времена славяне «чудью» или «чухнами» обычно называли все неславянские племена Приладожья, Прионежья, Псковщины и Прибалтики. В данном случае можно считать, что, возможно, первыми на указанных островах в Ладожско-Балтийском проливе поселялись люди из племен води, ижоры, вепсов, руссов или других народностей, которые с образова­нием Новгородского княжества стали его подданными. 
Таким образом, первое упоми­нание селения Дудора как истори­ческий факт относится по крайней мере к IX веку. Отметим, что по характеру повествования в лето­писи можно понять, что посещение новгородцами селения Дудора было ординарным, обычным явле­нием. Поэтому не исключено и даже весьма вероятно, что оно на­ходилось там и раньше или гораз­до раньше, чем возник Новгород, то есть его история насчитывает более 1000 лет. Во всяком случае на территории современного Пе­тербурга и его окрестностей, еще 1000 и более лет назад затоплен­ных Ладожско-Балтийским про­ливом, более древних поселений не обнаружено и быть не могло. 
Впоследствии благодаря свое­му исключительно выгодному гео­графическому и военно-транспор­тному положению селение Дудора стало центром Дудоровского пого­ста, занимавшего центральное ме­сто в Водской пятине и междуна­родных транспортных связях; это был период его наивысшего расцве­та. В XVII веке Дудоровский по­гост, а затем баронство Дудергофское занимали все южное побере­жье Финского залива от Автова до Красной Горки на севере и до реки Ижоры на юге между Ижорским и Кипенским погостами на востоке и западе. Около 200 лет Дудергоф был имением царской семьи, их спокойным красивым дачным ме­стом отдыха. В этот период он был главным населенным пунктом Дудергофской волости Царскосельс­кого уезда Петербургской губер­нии, в состав этой волости внача­ле входили Красное Село и Гатчи­на. С началом Первой мировой войны и прекращением красно­сельских маневров, а особенно пос­ле 1917 года, Дудергоф стал заш­татным дачным поселком, каким и пребывает до сих пор. Пропали географические преимущества по­ложения Дудергофа, но ничто не может лишить его замечательных природных особенностей, уни­кального геологического проис­хождения и славной истории.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ «ДУДЕРГОФ»

Высказанные выше гипотезы позволяют по-иному взглянуть и на общепринятую, переходящую из одной публикации в другую версию о саамском происхожде­нии названия селения на Дудоровских возвышенностях. 
Роль Ивана Сусанина для ис­следователей топонимики Дудергофа взял на себя член-корреспон­дент АН СССР Д. В. Бубрих (1890-1949). Для этого он выдви­нул предположение о саамском происхождении названия Дудергоф, которое подхватил и развил А. И. Попов (1981) [4], а затем, не за­думываясь, стали повторять другие авторы, добровольно взяв на себя роль завлеченного Сусаниным в непроходимые дебри отряда, в числе которых такие известные топонимики, как С. В. Кисловский (1974) [5], К. С. Горбачевич и Е. П. Хабло (2003) [6] и другие. Суть этой гипотезы состоит в следую­щем: в одном из диалектов саам (лопарей) имеется слово duoddar, означающее комплекс гор, горный массив, отдельную гору, возвышен­ность. Это слово якобы вошло в русский язык как «тундра»; из другого саамского диалекта слово tundr превратилось в финское tunturi, из которого в XVIII веке возникло германизированное имя Дудергоф. 
Анализ этой гипотезы начнем с самого очевидного ляпсуса: авто­ры утверждают, что германизиро­ванное имя Дудергоф возникло «только в XVIII веке, когда здесь находилась дворцовая мыза, наи­менование которой было искусст­венно подогнано под общий харак­тер таких названий, как Петергоф, Ораниенбаум и т.д.». Но ведь хо­рошо известно, что после заключе­ния Столбовского мирного дого­вора в 1617 году, то есть в XVII веке, за 100 лет до начала строительства Петергофа и Ораниенбаума, Дудоровская возвышенность и Дудоровский погост стали имением Юхана Шютте под названием «Дудергоф», а барон Шютте получил титул «Дудергофский». Непрос­тительно грубая ошибка, подверга­ющая сомнению и другие утверж­дения этих авторов. 
Еще пример вольного обраще­ния с историей приписывание древним саамам (лопарям) при­оритета в присвоении названия селению Дудора. Это версия о про­исхождении названия Дудоровской возвышенности и селения Дудора от саамских слов duoddar, tunturi и даже связи с «тундрой». Действительно, у саамов, живу­щих в приполярной поморской тундре на крайнем севере Скан­динавии у Баренцева моря, неред­ки названия гор и возвышенностей со словом «Тунтури»: Исо-Тунтури, Писари-Тунтури, Кивин-Тунтури и др. Таким образом, несом­ненно, что это слово является са­амским и обозначает горы, возвы­шенности. Вопрос состоит только в том, есть ли какая-нибудь связь между поморскими саамами и по­явлением более 1000 лет тому на­зад названия Дудоровская возвы­шенность и селение Дудора. Ответ на него может быть только отрица­тельным, так как нет абсолютно никаких доказательств того, что в те времена на острове в центре Ладожско-Балтийского пролива от­куда-то появились саамы, давшие имя селению Дудора, и оно (имя) сохранилось в течение многих ве­ков при отсутствии тогда письмен­ности и картографии, при отсут­ствии саамов в этой местности и пребывании в ее окрестностях сме­няющих друг друга племен и народ­ностей. Таким образом, версия о проживании или хотя бы о пребы­вании саамов на Дудоровской воз­вышенности около 1000 лет назад не находит исторического подтвер­ждения и, более того, противоре­чит многим другим фактам. 
Первая группа из этих фактов географическая. Если бы в Приневье когда-то жили саамы, здесь остались бы и другие «тунтуры» или произошедшие от них «дудеры». Но ни одного такого или по­добного названия на территории по крайней мере Ленинградской об­ласти не встречается. Как нет их и на Кольском полуострове, где жили и живут саамы. В то же вре­мя финские названия гор и возвы­шенностей встречаются сплошь и рядом. Как известно, в финском языке для обозначения гор и воз­вышенностей существует един­ственное, безальтернативное на­звание в двух вариантах: magi и maki. И в непосредственной бли­зости от Дудергофа на картах на­чала XX века значатся Пудомяги, а совсем рядом, на Кирхгофской возвышенности, находятся Янисьмяки, Ленимяки, Лемедимяки и Пекколамяки. В нескольких близ­лежащих местах для обозначения гор с 1500 года используются на­звания Горы и Горки. 
Вторая группа фактов линг­вистическая. Если «тунтури» это нарицательное имя гор, возвышен­ностей, то в паре к ним должно быть собственное имя каждой «тунтуры». Так это и происходит у при­полярных саамов (см. выше) и у финнов (Пудо-мяги, Янись-мяки и т.п.). Если «дудор», как утверж­дают эти авторы, нарицательное имя «гора, возвышенность», обра­зовавшееся от «тунтури», то у это­го нарицательного имени должно быть в паре и собственное имя. А где оно? Если на острове в Ладожско-Балтийском проливе уже су­ществовало «селение Дудора», то при чем здесь tunturi, относящееся к суше? 
И, наконец, самым существен­ным доводом в пользу не саамско­го, а именно русского происхожде­ния названия селения Дудора яв­ляется то, что в «Обозрении пис­цовых книг по Нову-Городу и Пско­ву» (П. И. Иванов, 1841) [7], в «Алфа­витном указателе селам, сельцам, деревням, пустошам, селищам, зай­мищам и погостам», значащимся в писцовых книгах за 7008 (1500) год, записаны в Новгородском уезде Водской пятины и в Обонежской пятине Дудоровские деревни, а в Деревской пятине и в Пскове три Дудоровых пустоши. Следователь­но, в исконных местах проживания древних словен название «Дудоровские» применительно к пусто­шам и деревням встречалось нео­днократно и, безусловно, не может считаться заимствованным из саам­ского; не связано оно и с нарица­тельным именем гор или возвышен­ностей. 
Таким образом, искать в назва­нии селения Дудора и Дудоровской возвышенности саамские кор­ни нет никаких оснований. 
Если отсутствие связи назва­ния селения Дудора с саамскими диалектами является бесспорно доказанным фактом, то выяснение его истинного происхождения зна­чительно труднее, и полученные нами результаты пока не могут счи­таться окончательными. 
Изложение своей версии про­исхождения названия селения Дудора начнем с анализа предполага­емых нами причин ошибок, допу­щенных нашими предшественни­ками. Помимо приведенных выше ошибок в историческом аспекте, мы считаем ошибочным и узко­географический подход к изуче­нию топонимики. 
В русской топонимике исполь­зование географических основ в названии населенных мест не явля­ется ни единственным, ни ведущим, ни преобладающим. Гораздо чаще, чем географические, за основу бе­рутся профессиональные характе­ристики жителей (Кузнецово, Гончарово, Рыбаково и т.п.), их фами­лии (Иваново, Петрово, Сидорово и т.п.), черты характера (Веселово, Хмурово, Буяново и т.п.) и другие («Горелово, Неелово, Неурожайкатож»). По нашему мнению, назва­ние селения Дудора могло произой­ти от рода занятий или от личност­ных характеристик населявших его жителей. Возможно, эти жители были дудочниками, славились сво­ей игрой на дудах и/или изготов­лением их. По В. И. Далю, «дудоч­ник дударь, играющий на дудке»; известна русская народная песня: «Эх, дударь мой дударь, веселый дударь!» Есть у В. И. Даля и менее симпатичная трактовка: «дудора» хлам, дрянные пожитки, дурак, дура; «дудоры» волокитство, шашни. Последние трактовки ка­жутся нам малопригодными для образования названия погоста и даже селения. Поэтому интерпрета­ция «дударь» представляется нам более уместной и убедительной. Возможно, первый дударь жи­тель острова в Ладожско-Балтийском проливе своим «дудением» предупреждал окружающих, как это делают звери и птицы, что терри­тория острова занята им. 
Предположение о «дударе» со­гласуется и с нашей гипотезой о навигационной роли острова с се­лением Дудора в Ладожско-Балтийском проливе. Как мы уже упо­минали, одним из способов этого навигационного обеспечения мог­ло быть обозначение острова с се­лением Дудора издаваемыми ка­ким-либо способом звуками: дуд­ками, трубами, гудками. Эти гуд­ки были всем известны, всем по­нятны и остро необходимы, поэто­му издававший их дударь был са­мым известным человеком, по нему получил свое название ост­ров, а позднее и Дудоровская воз­вышенность. До настоящего време­ни в условиях плохой видимости на море корабли и маяки подают звуковые сигналы (гудки). 
Самое главное отличие нашей версии от версий предшественни­ков «дударь» это личное занятие человека, а не название природно­го географического объекта. В под­тверждение этой версии можно привести следующие факты. 
В упоминавшейся книге А. Ва­сильева со ссылкой на древнюю летопись указывается «селение Дудора», то есть название, данное по роду занятий человека, а не по названию природного географи­ческого объекта. В шведских пис­цовых книгах за 1618-1623 годы в упоминавшемся «Алфавитном списке» указано село «Dudorof». Конечно, не исключено, что отсут­ствие буквы «h» в этом названии просто описка. Но с учетом тща­тельности оформления этих книг шведами вполне можно допустить, что это отражает существо дела. А именно это означает, что владель­цем данного селения является че­ловек по имени или профессии «дудор». Между прочим, «hofサ и по-немецки означает и «место жительства», сокращенно «селение», но и «двор», конечно; так что и ォDuderhofサ и ォDudorofサ все равно «селение Дудора», дослов­ный перевод с русского на шведс­кий. На старинных картах около Кирхгофской возвышенности обозначен «дом Лукаря». Дом Лукаря - селение Дудора... 
Таким образом, можно считать доказанным, что слово «дудор» с чередующимися гласными «о» и «е» имеет исконно русское проис­хождение, скорее всего обозначает профессию (должность) или соот­ветствующее ей прозвище челове­ка, жившего на острове в Ладожско-Балтийском проливе. Это сло­во позднее дало название и возвы­шенности, на которой находилось селение Дудора, а затем и всему погосту, где она играла значитель­ную роль. Интересная деталь из книги финского исследователя Сауло Кепсу «Петербург до Петер­бурга» (2000) [8] в подписи к Гене­ральной карте 1734 года: «Ранее к губернии относились погосты Дудергоф (Туутари) и Инкери на за­падной стороне Невы». Причем этот исследователь, специально изу­чавший вопросы этнографии и то­понимики Ингерманландии, ни единым словом не упоминает ни бубриховских саамов, ни их «тунтури», «дуоддар» или «тундр». 
Очень интересный факт обна­ружен нами в известном старинном повествовании «Слово о полку Игореве». Про стремительный по­ход князя Всеслава Вещего после взятия Новгорода к реке Немиге сообщается: «Волком проскочил с Дудуток к Немиге». А в коммента­риях Д. С. Лихачева к поэтическо­му переводу «Слова» Н. А. Забо­лоцким отмечается: «Дудутки вероятно, местность под Новгородом» [9]. Так что же это были за Дудутки? Весьма вероятно, что это было название той местности под Новгородом, где жили дудут(о)ки, то есть дудники, дудоры, через ко­торую шел путь из Новгорода по Водской пятине к реке Немиге (Не­ману?) и которая имела название Дудоровские горы. Причем для ав­тора «Слова» Дудутки такое же привычное, не требующее поясне­ний название, как Киев, Чернигов, Новгород, Полоцк и Тмутаракань, поэтому и проскочил у него князь к Немиге не из Новгорода, а с Дудуток (ср.: с Альп, с Карпат, с Ижорских возвышенностей). Таким обра­зом, уже в одном из первых литера­турных памятников русской исто­рии и культуры впервые упомина­ется горная местность вблизи Нов­города, где в 1067 году жили дудут(о)ки дудоры. 
Есть, однако, вариант, прими­ряющий версии о русском и фин­ском происхождении названия Дудергофа и Дудергофской воз­вышенности. Он заключается в том, что название селения Дудора могло состоять из двух частей русской и финской. Начнем с пос­ледней. В финском и эстонском языках есть слово «saar» «ост­ров». Вполне можно допустить, что остров, на котором жил дударь, от которого исходило дудение, так и назывался «Дудсар», то есть «Ос­тров дударя» или «Дудящий ост­ров»; впоследствии, когда остров превратился в полуостров, а затем в Дудоровскую возвышенность на территории Новгородского княже­ства, слово «Дудсар» окончатель­ но русифицировалось и ввиду вы­раженной созвучности преврати­лось в «Дударь», а затем в «Дудор». То есть «saar» в названии се­ления Дудора было таким же вре­менным явлением, как и сам ост­ров. Аналогично, например, тому, что Царское Село это бывшее Саарское Село (кстати на Кирхгофско-Пулковской гряде возвы­шенностей), остров Заячий в Неве имел название Яниссар, остров Белый у Сестрорецка (ныне Белоостров ) Валгасар. В устье Невы были острова Калассари (Рыб­ный), Килиссари (Козий), Ламмассари (Овечий) Кирвиссари (Лосиный), а также Кивиссари (Каменный), Койвуссари (Березо­вый), Корписсари (Аптекарский), Ристиссари (Крестовский) и др. А в Финском заливе сплошные «сары»: Найссар, Осмуссар, Ремиссар и др. Иными словами, при­емлемы любые варианты, кроме придуманного Бубрихом и разви­того Поповым. 
Таким образом, название селе­ния Дудора было известно около 1000 лет назад и было связано с его островным положением, сигнально-навигационной функцией его жителей дудением. Более древ­них поселений на территории со­временного Петербурга и окрест­ностей нет. 
[1] Переписная окладная книга по Нову-Городу Вотской пятины 7008 года (2-я половина) // Временник императорского Московского общества истории и древностей Российских. М., 1851. Кн. 11. С. 286; Карта Водской пятины и ее погостов в 1500 году / Сост. архимандритом Сергием. СПб., 1905. 
[2] Полное собрание русских летописей. СПб., 1841; Немиров Г. А. Опыт истории С-Петербургской биржи в связи с историей С-Петербурга. СПб., 1888; Горелова Э. М. и др. Ладога. Л., 1974; Лобанов И. Н. О природе дислокаций Дудергофских высот в окрестностях Ленинграда // Геотектоника. 1976. № 6. С. 89-98; Лобанов И. Н. О природе дислокаций Дудергофских высот и района г. Павловска // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. 1979. Т. 111. Вып. 4. С. 334-342; Строение и происхождение Дудергофских высот (окрестности Ленинграда) / Гейснер Е. Л., Дашко Р. Э., Колтунова И. В. Малаховский Д. Б. // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. 1980. Т. 112. Вып. 2. С. 138-146; Нежиховский Р. А. Река Нева и Невская губа. СПб., 1981; Xазанович К. К. Геологические памятники Ленинградской области. Л., 1982; Шарымов А. Нева и ее дельта весной 1703 года // Аврора. 1994. № 9-10. С. 83-122; Даринский А. В. Невский край. СПб., 2000. 
[3] Васильев А. Откуда пришел Рюрик и его варяги. СПб., 1858. С. 31. 
[4] Попов А. И. Следы времен минувших: Из истории геогр. названий Ленинградской, Псковской и Новгородской обл. Л., 1981. 
[5] Кисловский С. В. Знаете ли Вы?: Словарь геогр. названий Ленингр. обл. Л., 1968. 
[6] Горбачевич К. С., Xабло Е. П. Почему так названы? СПб., 2003. 
[7] Иванов И. П. Обозрение писцовых книг по Нову-Городу и Пскову. М., 1841. 
[8] Кепсу С. Петербург до Петербурга. История устья Невы до основания города Петра: (Пер. с фин.). СПб., 2000. 
[9] Пчелов Е. В. Рюриковичи. История династии. М., 2003. С. 454.

Источник: 
История Петербурга, №2 (18)/ 2004 год.

Категория: История Красного Села | Добавил: Автор (29.08.2011)
Просмотров: 4230 | Теги: окрестностей, древнее, на самой, Дудергоф, Петербурга, поселение, высокой точке, территории, Ю. Н. Петров, Самое | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Поиск
Подписаться
ВидеоБлог
Погода в Красном Селе
Погода в городе Красное Село
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья
Новости Красного Села ,Телефонный Справочник, Доска объявлений КРАСНОЕ СЕЛО © 2024 При использовании товаров гиперссылка обязательна. Карта сайта | Сделал Антон Кузнецов Хостинг от uCoz